maxim_arnold: (Default)
Из моего блокнота постоянно выпадают, исписанные нетвердой рукой, обрывки. Выкидывать их обычно бывает жалко, а терпеть постоянно разваливающийся блокнот уже невыносимо.

1. Мона Лиза, судя по всему, висит в Лувре не в единственном экземпляре. Быть может, в целях безопасности, службы музея выставляют в разные дни разные копии этой картины, меняя их по некоторому графику так, чтобы никто не знал когда именно будет выставляться подлинное полотно. Наверное, какой-нибудь специалист, при тщательном изучении, заметил бы подделку. Поэтому никого не подпускают к картине ближе, чем на полтора метра, а само полотно находится за толстым стеклом, не пропускающем не только пули, но и мелкие детали. Да и в толпе японских туристов, есть пара человек, всегда занимающих те самые позиции, откуда подделку заметить наиболее просто.

Но выставленный оригинал легко можно почувствовать. Лишь раз из пяти посещений Вам не захочется побыстрее пробежать мимо этого зала и вы застынете перед величественным портретом, не в силах отвести взгляда.

2. Я знаю, можно научиться выпускать очень хорошие микроскопы, которыми можно забивать гвозди. И пять миллиардов человек довольно скоро научатся управляться с ними и будут забивать гвозди, умело прикрывая руками замечательную оптику. А потом, забив нужное количество гвоздей, уставшие, но довольные, они будут рассматривать в этот же чудо-прибор новые созвездия или личинок мух-дрозофила, всякий раз царапаясь об удобно припаянные к окуляру пассатижи. И я уверен, что и специалистам будет приятно вместо внушительных чемоданов с наборами гаечных ключей, брать на работу лишь один супер-инструмент, способный закручивать гайки почти любого стандартного диаметра. И мне понятно, что во многих случаях изготовить такую универсальную штуку может оказаться проще и дешевле, чем изготавливать груды предметов, ее заменяющих. И я верю, что получившееся устройство не будет уступать по качеству прежним, изготовленным для чего-нибудь одного. Но, чорт возьми, у меня не осталось больше аргументов, которые можно было бы привести в пользу забивания гвоздя обыкновенным молотком.

3. Вот откроет какой-нибудь Г. такое положение небесных сфер, при котором собираются все потоки в одной точке нашего с вами пространства и вспоминают меж собой минувшие дни. Да и не какие-нибудь там потоки, не известного ни одному образованному человеку, Ричи, а, самые что ни на есть обыкновенные потоки. Ну и куда после этого податься нашему Г.? Куда ему после этого бежать? У него ведь только три дороги остается - в банк, к программистам, или, по старинке, в институт Клея.
maxim_arnold: (Default)
El Topo, Mulholland dr. и Naked tango &mdash такие разные фильмы, и так похожи.
maxim_arnold: (Default)
У меня тут накопилось разного, перенападавшего от кандидата и докторов наук. Так что, в ознаменование прошедшего дня Клары Цеткин и Розы Люксембург, спешу выложить парочку клипов. Извините за КСП.

1. от [livejournal.com profile] grieg




2. от [livejournal.com profile] bakhtin



3. А вот для более искушенных загадка.
Разгадайте фамилию известного математика:

Х - Й
maxim_arnold: (Default)
Не знаю куда повесить, чтобы не забыть. Повешу пока сюда.

Factorisation

 

Example )

 


Sequence finder

Example )

 


 

 

 

maxim_arnold: (Default)
1. Кальвадос изменил мое мнение о Франции

2. Много раз слышал истории о замечательных ученых, добивавшихся потрясающих результатов во время мытья посуды. Интересно, надо просто чаще мыть посуду, или тут дело именно в замечательной голове?
maxim_arnold: (Default)
А вот у кого после празднования нового года настроение требует повышения, тем настоятельно рекомендую
maxim_arnold: (Новая)
1. Сестра [profile] varum хочет ввести новую должность для человека, хорошо формулирующего мысли. Сестра предлагает называть такую профессию формулятор. Мне же кажется, что формулограф более точно отражает стиль прелагаемой работы.

Все-таки существуют в этом мире  локально неизменные вещи. И даже если к таким вещам отнести хронические  недомогания,  все равно с ними  как-то спокойнее,  уютнее в чем-то.

2. Но что может сравниться  в стабильности  с небытием? Так неужели жизнь нестабильна по самой своей природе? Оказывается еще Ньютон дал ответ на этот вопрос. Представьте, что Вы едете в повозке по ровной и прямой дороге, не ускоряясь и не замедляясь. Если повозка достаточно удобна, то Вы не будете  чуствовать никаких толчков, производимых ею при движении и Вам будет казаться, что Вы стоите на месте. Между тем, пейзаж вокруг будет, конечно, постоянно меняться сообразно закону движения повозки.  Так и жизнь, должно быть меняется по каким-то своим законам. И постоянность этих изменений как раз и должна внушать спокойствие. А законы изменения могут быть, естественно достаточно сложны для нас, вращающихся и закручивающихся под их гнетом подобно Птолемеевским циклоидам. Пожалуй также сложны и узоры ковра Серпинского и граница снежинки Коха.

И отличать хаос от царства строгого порядка - это почти такое же механическое умение, как и умение радоваться жизни.
maxim_arnold: (us)
Меня стала поражать склонность к упрощению. Вот если чего-нибудь более одного, то хочется, чтобы было и не более двух.

К примеру, если ситуация двусмысленная, то это ведь вовсе не обязательно означает, что она вызывает ровно два рода мыслей. Ведь на самом деле их миллионы, и каждое соединение нейронов в нашем мозгу рождает новые миллионы.

Но при этом, несомненно оправданном наблюдении, все-таки на удивление замечательно то множество тайн, которое таит в себе число два с его бинарными операциями, отношениями эквивалентности и двоичными деревьями.

И хотя следующее замечание может не иметь ничего общего с этой записью, я все же приведу его, поскольку мне оно также кажется удивительным

3^2+4^2=5^2

а при этом

3+4+5=12
maxim_arnold: (Default)
Друзья!

А не подскажете кому нужны ноты? Я имею в виду не кому-то конретно, а некое сообщество, потому как нот этих оптовое количество.
maxim_arnold: (Default)
Пришла пора снова написать длинно и не по делу. Не чтобы что, а просто я вновь засел за Шахиджаняна. Итак, поговорим о мелочности. Вот представьте себе, что вы затачиваете карандаш. Такой простой советский карандаш "Конструктор" или, к примеру, даже "koh i nor". Пока он еще не заточенный он ни для чего не пригоден, им-то и писать толком не получается. Но вот он все острее и острее заточен. Вот им уже можно проводить волосяные линии. Вот он уже острее иглы циркуля, и вдруг ... увы, мы обломали ему грифель. Нет, вернемся на мнгнвение назад, отмотаем пленку. Вот он уже острее иглы циркуля. Остановимся на этом, не будем доводить до греха. Так ведь и уколоться недолго. Ну что же, самое время использовать наш карандаш так, как мы раньше хотели. Да, кстати, а зачем мы его затачивали? А нам надо было что-нибудь записать. О, теперь мы можем сделать это со всей аккуратностью. Сейчас начертим контур, затем обведем его, а внутренность заштрихуем, или лучше тушью... Постойте, нам нужно было только записать номер телефона, пока мы его не забыли. Для этого совершенно не нужна такая аккуратность. Да?! Хм, ну не важно, зато теперь у нас есть превосходный профессиональный чертежный инструмент. Забыли телефон? Да, это, конечно, некстати.

Или это только я один попадал в такие ситуации?

А вот еще бывает, слушаешь человека и думаешь: "А это он к чему только что сказал?" "Чего говорит-то?" "Что это он такое про себя думает?" "Он думает, что я думаю о чем он думает, или это только я так думаю?"

Конечно, в некоторых случаях такое поведение можно было бы счесть благоразумным, или все-таки безрассудным?

Или вот еще совсем из жизни: Смотрим мы на бурлящую воду, или на поверхность спокойной реки, или внутрь стакана и видим общую картину течений и всякого рода перемещений потоков. Но вот мы начинаем присматриваться чуть более внимательно и уже замечаем отдельные круговороты, объединяющиеся в омуты и бочки, раз попав в которые, вода уже с некоторой неохотой, как бы привыкнув, а потому медлительно, не сепша покидает их. Но вот мы присматриваемся еще более внимательно и вдруг погружаемся в новый, до сих пор еще незнакомый нам, мир. Тут вам и подводные камни, и стремительные течения и коварные круговороты - ловушки и мириады искрящихся, источающих неверное полуденное сияние, капелек.
Столько всего интересного встречаем мы тут, что за калейдоскопом картин и событий забываем о спокойном течении всей реки и уже не воспринимаем ее плавную текучесть как нечто естественное.

Что же, может быть это и хорошо...

А еще я очень трепетно отношусь к, разного рода, предзнаменованиям (хоть мастер Иттэй и говорил, что предзнаменования имеют смысл только для того, кто их ждет). Так что теперь чуть ли не каждое новое прочитанное слово отношу на свой счет.

Поэтому-то я и хочу здесь преклонить колена перед создателями всяческих баз данных. Ведь, если я правильно понимаю, они ежедневно устанавливают в различных областях человеческого знания те границы, пристальнее которых присматриваться уже не следует.

Границы мелочности.

пора

Jan. 19th, 2006 05:35 pm
maxim_arnold: (Default)
Наша лаборатория переезжает. Поэтому мне приходится разбирать всякие статьи и книги, оставшиеся от предшественников. За сегодняшний день я просмотрел наверное около 15 килограмм статей и препринтов. И мне показалось, что человек, прочитавший все эти статьи и именно этот их набор если и существовал когда-нибудь, то наверняка был единственным.

И вот какой вопрос мне вдруг стал интересен. А какого количества книг или, я не знаю, картин, ну или еще какого-нибудь культурного наследия достаточно, чтобы отделить одного представителя золотого миллиарда от другого?
maxim_arnold: (Default)
По-моему, я об этом уже где-то писал, но сейчас, чтобы не забыть, хотелось бы проговорить это отдельно.

Изучая что-нибудь, над чем-нибудь напряженно размышляя, приложив немало усилий и воли, можно наконец выработать для себя некоторые рецепты, некоторые последовательности действий, приводящие к результату. Более того, обладая тягой к обобщениям, можно даже попытаться все эти рецепты систематизировать. Зачастую, на всю эту деятельность уходят годы и бешенное количество сил. И только после этого, после всей проведенной работы вдруг оказывается, что все эти рецепты описаны в какой-нибудь книжке для второго курса может быть филологического или еще какого-нибудь факультета.

Чуства при этом, конечно испытываются смешанные. С одной стороны, достаточно было просто прочитать все это пять лет назад, а они ведь и еще про что-то пишут... Но с другой стороны, как же так, вот я такой умный и красивый до этого пять лет доходил, а каким-то там студентам это за два занятия преподают и даже больше того. Так что же, получается это они умнее меня?

Тут, как мне кажется, должно быть различие между знанием и чуствительностью. Ведь можно как угодно долго и красноречиво рассуждать о температуре пламени, но искру понимания встретишь только в глазах того, кто обжегся.

Именно поэтому, читая книги, мне кажется, что я совершаю какое-то таинство. Именно поэтому Поль Халмош говорил, что лучший способ учить математику - это делать математику.

Но при всем при этом, люди столько всего на...делали. Ведь теперь, чтобы овладеть какой-нибудь профессией нужно изучить массу разнообразных отраслей знаний и прогресс не стоит на месте. Разве хватит жизни на то, чтобы каждую деталь прочуствовать? Значит надо будет про что-то лишь узнать. И вот встает вопрос: а как определить какое животное чистое, а какое нет? Что можно оставить непрожевывая? Не переживая?
maxim_arnold: (Default)
У Сартра есть такой эпизод, когда главному герою что-то обьясняют про, казавшийся ему романтическим момент. Оказывается та полянка, на которую он так часто возвращался в своих воспоминаниях, была вся заросшей крапивой и он лишь в силу своей увлеченности не замечал этого.

Что-то похожее есть и у Кундеры. Там он составляет целый словарь непонятых слов.

И уж совсем сильное впечатление на меня произвел эпизод в Игре в Бисер, когда Кнехт выходит в мир.

Все эти три сюжета связаны для меня одним, но основополагающим наблюдением, которое вдруг с невыразимой ясностью встает перед глазами, а потом опять медленно затухает. А ведь пожалуй именно здесь лежат корни всех конфликтов.

Итак, еще одно очевидное, а потому, наверное правильное, замечание. Все-таки, человек, общество, весь окружающий мир существует, живет, и, что самое опасное, размышляет постоянно.

То есть я хочу сказать, что после разговора с человеком странно полагать, что следующий раз подобные мысли посетят твоего собеседника только в момент следующего разговора. Также чересчур самоуверенно было бы считать, что скорости твоей мысли хватит на то, чтобы за минуту обдумать все, что собеседник обдумывал на протяжении, скажем недели.

Поэтому следующий тезис, который может показаться не столь прямо отсюда вытекающим, но при этом ничуть не менее жестко связанным с прочитанными книгами такой:

Жизнь не стоит на месте. И горе тому, кто еще при жизни выпадет из ее круговорота. Потому, если ты конечно не небожитель, надо приложить все усилия для того, чтобы успевать за ее вращением.

И наконец последнее, пишу просто так, для увеличения обьема. Да и ко всему часто стал это выражение забывать.

Когда говоришь что думаешь - думай что говоришь.
maxim_arnold: (Default)
Меня тут взяли в волейбольную команду. На роль пасующего. Так вот, тренер говорит, что пасующий при передаче всегда делает больше движений, нежели любой другой игрок. Даже, если нет необходимости кардинально менять траекторию мяча, все равно руки пасующего должны сделать все движения как и при любой другой передаче. То есть в некоторых, если не во всех, случаях, движения пасующего избыточны и даже утрированы... Так что теперь на тренировках я обязан отыгрывать мячи постоянно напоминая себе и своим рукам о моей специализации.

И вот я подумал, а может быть это метод?

Ведь должна же быть какая-нибудь разница в словах achieve, attain, obtain и get.

И даже возле входа гробового
Жизнь вновь, глядишь, нам кинет клич призывный.
И путь опять начнется непрерывный...
Простись же, сердце, и окрепни снова.
maxim_arnold: (Default)
Люди, окружающие нас, а также и те, которых мы окружаем, так или иначе перенимают от нас что-то. Причем это что-то - это не только энциклопедические знания, но и ... образ мысли, что ли...

Потому, профессия преподавателя является, на мой взгляд, одной из самых вредных для общества.
maxim_arnold: (Default)
Раз такое дело, напишу опять что-нибудь такое... По-простому. Три отрывка, хоть и связанных между собой, но связь скорее более, чем условная.

Иногда случаются такие моменты, когда человек ничего не может произнести. И тут дело даже не столько в косности языка. Даже наоборот, по обыкновению, именно в такие моменты ты и становишься наиболее красноречив. И даже не в том дело, что сказать тебе нечего. Скорее даже напротив, вдруг открываются новые, доселе неизвестные никому, потрясающие наблюдения. Но ведь причина и не в том, что ты не хочешь ни с кем делиться своими открытиями? Нет конечно, нам было бы лестно узнать, что мы открыли кому-то глаза на мир.
Но позвольте, а в чем же тогда кроется причина такого молчания? А дело в том, что сколько бы мы ни говорили, как бы эмоционально ни размахивали при этом руками, нам все равно не удастся поделиться с собеседником своими ощущениями, своей убежденностью. Для этого необходимо облать даром, талантом. Мне же нечего представить собеседнику, кроме скудного набора этих слов. Так что если все они известны Вам и без меня, то к чему Вам такие же мои?

Ощущение осознанности и квалифицированности выбора, конечно побуждает к самосовершенствованию. Но разве не больших осторожности и усердия требует понимание исключительности, уникальности? Приходя в профессорскую столовую, мы выбираем самый чистый из всех стаканов, стоящих на подносе, но разве заметим мы сам поднос, если пользуемся чашкой, изготовленной для нас специально? И обратно, разве будем мы мыть стакан с таким же усердием и так же пристально и придирчиво относиться ко всем его тринадцати граням, как, скажем к кружке, вылепленной нашими собственными руками?

Многие, конечно, возразят мне, что дескать любая, даже самая заурядная безделица, приобретает в глазах ребенка ту самую индивидуальность, которая потом и доставляет столько огорчения и ему и его родителям.

-- Не расстраивайся, мы купим тебе еще одну, точно такую же машинку.
-- Не-е-ет, мне нужна именно эта.
-- Но эта же сломанная, хочешь, мы тебе ее починим?
-- Не-е-ет, мне нужна именно эта и целая.
-- Чего же ты хочешь?

Глупцы, уже сейчас их ребенок печалится о безвозвратно утекающем времени, он потом еще много раз будет о нем думать, а они думают, что ему жалко куска металла.

Для меня всегда был невоносимо тяжек груз свободного времени. Находясь в, столь любимом мною, метро, засыпая или просыпаясь, я неизбежно натыкался на мысли о том, что за истекший период не сделал ничего, хоть сколько-нибудь существенного. В дневной суете рабочей Москвы, это как-то не так бывало заметно, всегда находилась масса неоконченных, а бывало, что и не начатых дел, на которые можно было переключить свое внимание. Но ежедневно мне было обеспечено по пятнадцать минут этой пытки свободного времени. И тогда я занялся тем, что в эти всвободные минуты придумывал столь изящное оправдание этой своей бездеятельности...
maxim_arnold: (Default)
Мне кажется, что всем людям уготовано приблизительно одинаковое количество ошибок. Будем даже для определенности считать, что в точности равное (с оговорками, о которых позднее). То есть существует некоторый ограниченный набор ошибок, выделяемый каждому человеку на всю жизнь. Если большую их часть совершить рано, то на старость придется уже малая их доля. А бывают люди, которые вообще исчерпали их лимит и теперь живут спокойно. Таких людей, наверное, принято называть святыми. А совсем без ошибок прожить все же, скорее всего, нельзя. Они так же необходимы человеческой натуре, как и свойственны ей. То есть, фактически они - наша плоть и кровь. Так что, как бы ни стараться, а некоторое их количество совершить придется. И наверное очень обидно осознавать под конец, что как ни старайся, а сейчас будешь ошибаться за все предыдущие годы. Или вообще, вдруг осознать, что вся предыдущая "правильная" жизнь никуда не годилась, а уже поздно... Такой вот анекдот вспоминается:

-- Алло, а Рабинович дома?
-- Пока да.
-- Так я зайду?
-- Только быстро, через час выносим.

И еще мне кажется, что с каждым новым поколением удельное количество ошибок на душу населения несильно (скажем на одну-две), но монотонно увеличивается.

Еще в Хаггакуре приводятся слова какого-то там самурая, который записывал свои ошибки за день. И удачным считал дни, когда совершал от семи до двенадцати ошибок.

Так вот, история человечества закончится в тот день, когда каждое действие каждого человека будет неверным.
По крайней мере, жить в эту пору прекрасную, наверняка станет веселее.

P.S. Сразу хочу здесь оговориться для борцов с высшей справедливостью, что под ошибкой понимаю действие, противоречашее внутренним убеждениям человека. Причем смену шкалы ценностей, естественно можно учитывать и именно поэтому у всего поста такая тема.
maxim_arnold: (Default)
То ли по причине такого резкого потепления, то ли по какой-то другой причине, но поводов писать в ЖЖ становится у меня все меньше. Скорее всего, у меня просто подходит к концу запас слов, которыми я хотел поделиться с широкой общественностью.

Так что мне остается лишь повторяться и изливать сюда высосанные из пальца остатки наблюдений.

Итак, на этот раз, я хочу немного поговорить о храбрости и решительности.

Вот какая занимательная штука: еще самураи заметили, что удача сопутствует не тому, кто лучше оснащен физически, а тому, кто исполнен большей решительности. И в этом замечании я не вижу причин сомневаться. С другой же стороны, песни храбрецам мы поем исключительно из-за их безумия. Поэтому, если не делать разницы между храбростью и решимостью, то получается, что удача по сути сопутствует безумцам. Это без сомнения отрадно, но как-то огорчительно. А думать тогда зачем?

И вот что мне пришло в голову. Решительность и смелость - это совсем не одно и то же. Может вы, конечно, знаете какой-то другой вид смелости, но я утверждаю, что слепо лезть в пекло и совершать обдуманные поступки, не рефлексируя понапрасну - это совсем разные вещи. (цитата уместна)

Вот я сейчас приведу один пример. Он может показаться слишком индивидуальным, но я вижу здесь широкое поле для обобщений. Посмотрим на волейболистов. Я вижу здесь два существенно различных класса игроков. Для определенности будем называть их любителями и профессионалами. Любитель всегда заметен на поле. Он принимает очень деятельное участие в игре. Зачастую, он даже мешает другим игрокам своей команды, бросается принимать мяч, летящий в руки другому игроку. Он по-настоящему болеет за игру. Жутко расстраивается из-за своих неудачных действий, пытается приложить все свое умение для победы, храбро, иногда с нервной дрожью в коленях, бросается за мячом, куда бы тот ни летел. А как ведет себя на площадке профессионал? Удивительно, но он почти всегда спокоен. Даже атакующие действия он выполняет с видимой ленностью. Как-то нехотя подходит к мячу, неспеша отталкивается от земли, и спокойно совершает одно неуловимое движение рукой, зарабатывая очко. Поймите меня правильно, я не знаю какое из этих двух поведений более зрелищно и результативно. Но я вижу здесь существенную разницу. Один игрок точно знает, что именно и в какой момент ему нужно сделать и делает это расчетливо и спокойно. Другой же обьят только жаждой деятельности и у него нет времени обдумать каждое действие детально.

Я надеюсь, что не очень утомил вас очевидными наблюдениями? Меня же интересует здесь вот какой аспект. Рано или поздно, наступает момент, когда любитель перерастает в профессионала по крайней мере по отточенности движений. С этим, конечно, можно не соглашаться, но если абстрагироваться от волейбола, я думаю, вы найдете в своей жизни пару таких моментов. Так вот, в такоие моменты нужно решить для себя следующую дилему. Выходя на площадку следует вести себя как уже состоявшийся игрок, или все еще следует опасаться за обоснованность своих поступков?

Другими словами, как решить для себя обладаем ли мы достаточным профессионализмом для того, чтобы решение, нами принятое, действительно соответствовало действительности?

Вот еще один пример: задаю я человеку вопрос и подразумеваю, что он ответит на него так, как думает. А потом приходится ждать минут десять, пока он произнесет хоть что-нибудь членораздельное. Или так: задаешь вопрос человеку и получаешь поток бреда, произнесенный таким безапелляционным тоном, что даже и возразить нечего.

Конечно, всякое бывает. Но вот вопрос задают мне. Как быть-то?
Page generated Sep. 20th, 2017 02:09 am
Powered by Dreamwidth Studios